Нефть: от Москвы до Киева

Минск оказался не готов к продолжительному кризису в отношениях с Москвой. Когда летом 2016 года обострились отношения между двумя “братскими” народами, Россия на 30% сократила поставки нефти в Белоруссию. Минск надеялся, что по времени это продлится не более четырех кварталов, но их ожидания не оправдались, и в нефтеперерабатывающей промышленности наметился кризис.

Где брать нефть Минску?

С началом 2017 года стало ясно, что ситуация не изменится. Ожидается, то в этом конфликте Украина может оказаться в выигрыше, с учетом того, что раньше Беларусь смогла подзаработать на российско-украинской эскалации. Но у этой медали есть и обратная сторона: снижение поставок топлива со стороны Беларуси неминуемо приведет к увеличению российского импорта.

Возникающие, время от времени, разногласия между Минском и Москвою стало принято воспринимать в русле известной пословицы: “Милые бранятся, только тешатся”. Истоки перебранок между двумя государствами лежат в поставке со стороны РФ в Беларусь дешевых энергоресурсов в виде нефти и газа. Проблемы в связи с этим стали появляться все чаще и чаще, что и привело к вспышке последнего конфликта.

Противостояние газа и нефти

Третьего февраля президент Беларуси Александр Лукашенко выступил с сорокаминутным спичем  перед российскими коллегами, где призывал их опомниться. Российские СМИ сразу же окрестили  его речь “разгромной”, Лукашенко негодующе вопрошал, зачем им ссориться из-за каких-то 500 млн. долларов, если их товарооборот составляет 75 млрд. долларов ежегодно.

Cуть конфликта в образовавшейся задолженности Минска за газ перед РФ. Белорусские власти настаивают на том, то их статус участника таможенного Союза предоставляет им право платить за российский газ примерно 83 доллара за 1000 кубометров. Москва же придерживается принципиально иной точки зрения и ждет от Минска оплаты по тарифу 132 доллара за 1000 кубометров, тем более что эта цена является минимальной для экспорта.  Разница в этих цифрах и составила долг, который, по оценкам российской стороны, сегодня составляет 600 млн. долларов. Комментируя это, Лукашенко сказал, что президент РФ Путин пообещал ему лично уладить этот вопрос, но свое обещание так и не исполнил.

Для того, чтобы “простимулировать” белорусов на своевременную отдачу долга, Россия применила старый, испытанный временем, прием — ударила по голове “нефтяной” дубиной. Но в случае с нефтью Лукашенко смог интегрироваться внутрь российского рынка. Два года назад Белоруссия даже  одержала большую победу в этом отношении, когда в их бюджет (мимо российского) стали поступать экспортные пошлины с нефтепродуктов. По поводу этого, в Украине принято говорить, что Минск оказался в шоколаде, ведь Беларусь получила дешевую нефть и сама стала продавать нефтепродукты по мировым ценам, а экспортная пошлина с этого текла прямиком в ее казну.

Но не все так радужно. Поставки российской нефти в Беларусь означают для РФ существенные потери. Известно, что на данный момент, ее экспортная пошлина равна 89,5 долларов за тонну, а отправка в дальнее зарубежье 22 белорусских миллионов тонн принесла бы России 2 млрд. долларов. По сути, это и является размером прямой дотацией нефти для республики.

Существует вероятность того, что урезание на треть поставок нефти из России в Беларусь имело под собой исключительно экономическую основу. В условиях санкций, сохранять хорошую мину при плохой игре становится все труднее, и России банально стали нужны деньги, а значит все восклицания Лукашенко по этому поводу будут мимо.

Иные версии

Есть и иные интерпретации этого конфликта. Забегая немного вперед, можно сразу сказать, что РФ получает сразу несколько плюсов от ситуации с сокращение поставок нефти в Беларусь. В прошлом году стало окончательно ясно, что московские власти недовольны теми успехами, которые их союзники делают на рынке экспорта нефтепродуктов. Во — первых, россияне убрали весь транзит своего сырья и топлива, который раньше питал порты республик Балтии. Цель ясна — экономике гордых эстонцев, литовцев и латышей должен быть нанесен урон, так как они при любом удобном случае  кричат об угрозе российской агрессии.

После того, как прибалты потеряли российскую нефть, они резко снизили свои цены за услуги по перевалке нефтепродуктов. Этим не замедлили воспользоваться белорусы, что вызвало немалое раздражение в Москве.

Во-вторых, нефтепродукты Беларуси подпитывают 50% Украины. Как гласят межправительственные соглашения, белорусы обязаны продавать РФ довольно большие объемы топлива, полученного из беспошлинной российской нефти. Но эта норма еще ни разу не была исполнена на 100%. Минск оправдывается невыгодностью цены и отсутствием спроса. В РФ никому не нужно перепроизводство дизельного топлива, поэтому белорусские объемы нефти там не интересны, а бензин, который в дефиците, белорусы предпочитают продавать в Украину. С дизельным топливом вырисовывается примерно та же картина. В прошлом году Беларусь поставила в Украину в 2 раза больше бензина (почти 1,2 млн. тонн), а дизельного топлива больше на 22% (почти 2,7 млн. тонн). Таким образом, получается, что Минск игнорирует поставки в Москву, и вместо этого перенаправляет топливо в Украину.

Стоит ли говорить, что Кремль уже не просто раздражен, он в бешенстве. Раньше все об этом говорили тихо, но теперь это стало настолько ясно, что сам белорусский лидер обвинил российскую сторону в непорядочности. На прошедшей третьего февраля этого года пресс-конференции он заявил, что Россия обвиняет его в поставках топлива в воюющую страну, но сама же поставляют его туда в гораздо большем объеме.

Не бывает пусто на святом месте

Но правда в том, что заявления Лукашенко не подтверждаются реальными цифрами. По итогам прошедшего года, поставки дизтоплива (бензин из РФ не поставляется)  из Беларуси превысили российские (2, 7 млн. тонн против 1,2 млн. тонн). Но президента Лукашенко можно признать правым, когда он рассуждает о тенденциях. В ноябре и декабре прошлого года сравнялись поставки с двух, самых крупных направлений. Можно с уверенностью ожидать, в течение текущего 2017 года, объем дизельных поставок в Украину со стороны “Роснефти” (через швейцарскую компанию Proton Energy Group S.A.) перевалит за 2,5 тонн и превратится в самое крупное вливание в потоке поставок топлива для “воюющей” страны.

Нефтяными санкциями Москва убила сразу нескольких “зайцев”:

  1. Увеличила поток денежных поступлений в бюджет.
  2. Нанесла удар по балтийскому транзиту.
  3. Осуществила с Минском профилактическо-воспитательную работу.
  4. Нанесла удар по конкуренту  (Беларуси) на рынке Украины, лишив ее дополнительных заработков.

Среди аналитиков немало тех, которые отдают пальму первенства именно четвертому пункту, но не все разделяют их мнение.

И все же ставить на белорусах жирный крест еще слишком рано. Они в силах сохранить свои позиции на рынке с помощью… Украины и, что примечательно, опять не без пользы для себя самих.

По прошествии полугода, в Минске наконец-то поняли, что Москва шутить с ними не собирается. Еще летом и зимой 2016 года никто не воспринимал всерьез предложения изучить альтернативные поставки нефти, но с наступлением 2017 года ситуация в сознании белорусов резко изменилась. Как стало известно, Минск уже успел договориться с Баку ( с нефтяной компанией SOCAR ) о долгосрочных поставках нефти в Мозырский НПЗ (граница Баларуси и Украины). На данный момент, подразумеваются три танкера (240 тысяч тонн) нефти ежемесячно. Топливо будет приниматься прямо из моря и поставляться на НПЗ на территории Беларуси через нефтепроводы “Укртранснафти”.

Вопрос о принимающем терминале пока обсуждается. Неизвестно, будет ли это “приватовский” «Синтез Ойл» или государственная  “Укртранснафти”. Доступные источники информации склоняются в пользу Одессы, так как еще с 2016 года SOCAR являлся оператором  терминала, который принадлежал на паритетных началах  группе “Приват” и братьям Суркисам.

Этот проект был воплощен в жизнь комплексно с теми договоренностями, которые предусматривали поставку 1,3 млн. тонн азербайджанской нефти ежегодно прямиком на «Укртатнафту», которая тоже подчинена “Привату”. Почти 1,3 млн. тонн нефти для Кременчуга, 3 млн. тонн для Мозыря и черноморский трейдинг SOCAR — это очень хороший результат для начала, тем более у Беларуси есть перспектива увеличения поставок по первым двум направлениям еще минимум в 2 раза.

«Укртранснафта» тоже не останется внакладе и получит примерно 4 млн. тонн прокачки в год, которые очень нужны этой компании, ввиду регулярного снижения объемов нефтяного транзита и транспорта в рамках внутренней добычи. Сохранению рыночных позиций Мозыря теоретически должна способствовать его загрузка каспийской нефтью.  Но с учетом агрессивной экспортной политики РФ, добиться этого будет непросто. По словам одного из международных трейдеров, ресурсы и цены “Роснефти” почти не ограничены.

«Укртатнафта» также не сидит сложа руки и наращивает свое производство. На южных рубежах царит небывалое оживление, цены снизились до уровня северных показателей, а предложение, как в Средиземноморье, так и на Черном море, постоянно ползет вверх. И здесь SOCAR  также взял бразды правления в свои руки, потеснив “Корал”.

Все это свидетельствует о грядущей напряженной борьбе за рынок сбыта, который в любой момент может потерять свою “премиальность” ввиду подобной конкуренции, а это не может тревожить продавцов. Скорее всего, именно поэтому можно ожидать включения в эту борьбу любых административных рычагов для устранения конкурентов и сохранения цен. На рынке сжиженного газа такая ситуация наблюдается уже давно.

 

* * *

История Беларуси в этом контексте ясно свидетельствует, что любые конструкции, выстроенные только на российских поставках топлива, являются весьма ненадежными. Москва всегда и при любом раскладе начнет использовать излюбленный рычаг для политической дестабилизации своей жертвы. Сегодня это мы наблюдаем в отношении Беларуси, с этим же сталкивалась и Украина в те времена, когда ей поставлялся газ из РФ.

Даже если рычаги отсутствуют, Россия все равно старается накалить атмосферу и любое появление ее энергоресурсов вызывает дестабилизацию и нервозность. По сообщениям СМИ, резкий рост поставок российского сжиженного газа в прошлом году поспособствовал кризису, в который оказались вовлечены Нацполиция, СБУ, ГФС и СБУ. Все эти силовые ведомства, по сути, стали добиваться ослабления (если не уничтожения) украинских компаний, что неизменно способствует укреплению пророссийского бизнеса.

Как сказал президент Беларуси А. Лукашенко, борьба развернулась уже и на дизельном фронте, на котором все чаще и чаще стали звучать прокремлевские имена. Если в ближайшее время ничего не изменится, то вслед за “угольными” вопросами, Украине надо готовиться к принятию серьезных решений, касающихся нефтепоставок.